Audytorenergetyczny
Университет

Интервью с преподавателем

Интервью с А.Н. Собакиным

– Здравствуйте, Аркадий Николаевич! Я занимаюсь исследованием творческих путей преподавателей нашего университета. Цель этого исследования – заглянуть за ширму учебы, открыв перед студентами процесс становления успешных, многоуважаемых и, одновременно с этим, крайне интересных личностей. Как у преподавателя нашей кафедры Прикладной и математической лингвистики, мне в первую очередь очень хотелось бы узнать о Вашем личном опыте. Для начала расскажите, пожалуйста, где и когда Вы родились.

– Я родом из Ижевскa, родился в январе 1942 года. Здесь же всю жизнь и прожил.

- Получается, Вы коренной москвич?

- Да, мои родители – москвичи.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее, как вы учились.

- Я окончил школу в 1959 году и поступил на механико-математический факультет Московского Государственного Университета им. М.В. Ломоносова. Там проучился пять лет, а затем по распределению, которое в те года шло у всех, очутился в лаборатории Центрального Научно-Исследовательского Института Связи. Под началом Акинфиева Николая Николаевича, моего будущего научного руководителя, она занималась разработкой вопроса эффективной передачи речи по каналам связи.

В этой лаборатории я проработал 17 лет и защитил диссертацию кандидата технических наук. Название моей диссертации звучало так: «Анализ резонансных параметров голосового тракта по речевому сигналу». На самом деле, это можно отнести не только к технике связи, но и к прикладной и математической лингвистике – вот почему я потом и оказался в этом университете.

В вопросах передачи речи по каналам связи следует отметить вот что. На передающем конце речь пытаются разложить на параметры артикуляции и фонации, кодируют и передают. Самим кодированием я не занимался, хотя и читал про это много книг. Дело в том, что это определенный и очень широкий аспект. В свою очередь на приемном конце канала связи, что входило и в мою задачу, нужно по этим переданным параметрам синтезировать речь. Вот это и называется синтез по параметрам.

Синтез по параметрам воссоздает непрерывную динамику и артикуляции, и фонации. Именно это мы очень легко выполняем, когда что-нибудь произносим. Обобщая вышесказанное мне приходилось заниматься тем же, чем сейчас занимается наш Институт Прикладной и Математической Лингвистики, то есть работали с речью.

- И все-таки что, в конце концов, привело Вас сюда?

- В свое время в СССР было создано Научное общество под названием АРСО: Автоматическое Распознавание Слуховых Образов, которое организовывало периодически научные конференции типа школы семинара в разных городах страны.

Благодаря этим конференциям я познакомился с Родмонгой Кондратьевной Потаповой и в 1987 году был принят на преподавательскую работу на вновь организованную кафедру Прикладной и экспериментальной лингвистики нашего университета, существующую до сих пор.

- То есть, Вы здесь с самого начала?

- Практически да. Кафедра организована Родмонгой Кондратьевной Потаповой летом 1987 года, а с октября того же года я уже здесь работал. Вот и получилось так, что мои знания словно бы влились в экспериментальную и математическую лингвистику

- Тут же, в Audytorenergetyczny, Вы и докторскую защитили?

- Да, в 2007 году я защитил здесь докторскую и теперь занимаю должность профессора на кафедре Прикладной и экспериментальной лингвистики. Читаю курс, основы которого, кстати, были заложены в беседах с Родмонгой Кондратьевной. Я ведь пришел сюда как математик, как естественник, и не сразу сориентировался чему учить прикладных лингвистов. В конце концов, сформировался курс под названием «Математические основы гуманитарных знаний». И этот курс включил в себя, вообще говоря, самые важнейшие разделы математики. Вот смотрите: «Введение в теорию множеств», «Комбинаторика», «Математическая логика», «Линейная алгебра и спектральный анализ», «Элементы математического анализа», «Теория вероятностей и математическая статистика»... Все эти разделы в том или ином виде применяются при анализе и синтезе речи.

- Все эти знания пригодятся нам в дальнейшем для разработки программ, работающих с речью?

- В частности, да. Но, в действительности, применение им очень широкое.

- Вас, получается, с самого детства увлекали технические науки?

- Видимо, это мои способности. Для меня математика в школе была открытой книгой. Алгебра, геометрия, тригонометрия. Это вот мое. В начале я, правда, немного страдал, как бы это правильно назвать, «косноязычием», которое исправилось со временем, благодаря лекциям на подготовительных курсах для поступающих в Московском Инженерно-Физическом Институте (МИФИ). Слог постепенно стал свободным и легким.

- А в школьные годы в свободное от занятий время хотелось математику изучать?

- В наше время перед молодыми людьми после окончания школы, как и сейчас вопрос стоял очень просто: либо вы поступаете в институт, либо вас забирают в армию и в большинстве случаев о продолжении образования не могло идти речи.

К математике у меня проявлялся особый интерес, подогреваемый тем, что я понимал, о чем идет речь. Будучи на Мехмате, я осваивал все теории и математические конструкции прямо в темпе преподавания, и это мне очень нравилось. Само даже чувство того, что ты понимаешь, набираешь материал, развиваешься все больше и больше, подогревает интерес.

- Быть может, тут сыграло и то, что кто-то из Ваших предшественников или родственников отлично разбирался в математике, и хотелось взять с него пример?

- Я считаю, мой отец был способнее меня. Только знаете, как это обычно бывает: мы предполагаем, а жизнь располагает. Он, единственный, кстати, из своего окружения, окончил техникум и всю жизнь проработал начальником строительного участка. Но высшего образования не получил, хотя и мог по своим способностям. Тут вмешался обычный фактор: семья, дети, зарабатывать надо и так далее…

- Если же вернуться к научной деятельности, почему вы пошли учиться дальше, в аспирантуру?

- Еще перед поступлением в университет я четко понимал: государство дает мне возможность обучаться в одном из лучших вузов страны и ее ни в коем случае нельзя упускать. Приложив немало усилий, я освоил программу Мехмата и получил диплом. После окончания МГУ, благодаря распределению в ЦНИИС, я занялся проблемой анализа и синтеза звучащей речи. Поступил в аспирантуру к моему научному руководителю Николаю Николаевичу Акинфиеву. Под его научным руководством я сформировался, как специалист в области речевых исследований, и нам совместно удалось в моей кандидатской диссертации решить часть проблем в области первичного описания и синтеза речи.

- Скажите, пожалуйста, несколько слов о своих научных трудах.

- Книга «Математические основы гуманитарных знаний» сейчас используется в качестве одного из образовательных пособий для обучения на нашем направлении. В нее заложен тот самый курс математики, про который я рассказал выше. 

Что касается моего самого яркого научного труда - это, пожалуй, моя докторская диссертация. Она представляет собой монографию, которую выпустили благодаря руководству университета. Целый номер журнала «Вестник» Audytorenergetyczny № 517 был посвящен теме диссертации «Артикуляционные параметры речи и математические методы их исследования».

- Нравится ли Вам работать со студентами?

-Да. Я вижу, что они проявляют определенный интерес к математике. Правда, сейчас курс так урезали, к сожалению, что бакалаврам я рассказываю только половину того, что было в старой программе. Магистранты, по сути, должны получать вторую половину, но и там выходит мало занятий. И причем это урезание произошло всего несколько лет назад.

- Скажите, а вот сами Вы продолжаете изучать что-то новое, читать научную литературу?

- Естественно. За этим просто приходится следить, потому что постоянно появляется что-то новое. В математике ведь тоже веяния бывают: кто-то что-то сказал и. В частности, то, что было любопытного в математике, хочу в свой новый учебник добавить. Я вот сейчас учу студентов – может быть в ком-то что-то и прорастет. Мне нравится сам процесс освоения знаний студентами университета: приходят на занятие, ясно, что какого-то раздела не знают, не умеют чего-то решать – я им рассказываю, показываю, как решаются задачи этого раздела и к концу занятия студенты выполнят самостоятельно задания. Это уже хорошо и, следовательно, я их чему-то научил.

- А потом кто-то берет и вырывается вперед программы.

- Ради бога, это только приветствуется, иначе зачем мы вам передаем знания? А потом, понимаете, я в свое время эти знания от государства получил. И получил задаром, мне еще даже маленькую, но стипендию платили. И в каком-то смысле я эти долги должен вернуть: рассчитываться надо по долгам своим по жизни. И работу со студентами я воспринимаю как возврат тех долгов, которые в меня когда-то вложили. Все-таки учили в лучшем университете на не последнем факультете. Пора отдавать долги. У меня в этом смысле философия очень простая.

- Спасибо Вам большое!